Олег Шот: «Трое детей походам – не помеха»

Дзюдоист, гончар и энергетик Олег Шот смог войти в одну реку дважды. После нескольких лет перерыва он вернулся в скаутинг YMCA Лида. И надеется, что походы, палатки, песни у костра и другая романтика скаутской жизни увлекут его троих детей так же сильно и безвозвратно, как и его самого.

Лагерь ярких эмоций

— Я был в восторге от моего первого лагеря, — вспоминает Олег. – Лес, палатки, веревки, костер, песни, игры —  для меня, 13-15 летнего подростка это было новым и незабываемым. Еще запомнилась особая атмосфера в лагере. В нем было около 60 человек, люди разного возраста. Но эта разница не чувствовалась. Никто не «заморачивался», все были равны, легко знакомились, много общались.

В лагерь меня позвал приятель, который еще раньше увлекся скаутингом. Было неожиданно, когда среди участников лагеря встретил бывших одноклассников. Когда-то я вместе с ними учился, но затем перешел в другую школу.

После этого я стал ходить на занятия к Ирине Яновне Тежик – лидеру скаутинга в Лиде. Не прошло и года, как сдал экзамены, и меня посвятили в скауты.

Свобода не отпускает

— Бурная скаутская жизнь продолжалась лет восемь. Но в начале 2009-го забрали служить в армию. После демобилизации работал в Минске. Появилась своя семья. Было не до лагерей и походов.

Но в 2013-м все же решил вернуться в скаутинг. Почему? Потому что это ощущение свободной и увлекательной жизни запоминается и не отпускает.

Походы вместо пива у подъезда

— Теперь у меня трое детей в возрасте от одного года до шести лет. Младшая дочка и два сына. И я занимаюсь скаутингом в том числе и для них. Хочу, чтобы в Лиде была группа людей, увлеченных этим. У ребят, в том числе и моих детей, должна быть альтернатива улице и скучной жизни.

Некоторые из моих сверстников из-за того, что им нечего делать, регулярно сидят у подъезда и пьют пиво. Часть из них даже успели получить условные уголовные сроки.

Нужно привлекать детей в скаутинг. Как? Маленьких – через игры, яркую атрибутику. Более старших – через общение, погружение в скаутскую тематику, сдачу экзаменов для получения разрядов.

Но в любом случае должно быть много походов, лагерей. На теорию можно отводить не более 30 процентов времени, а на практику, пусть даже в ближайшем лесу на пару часов, — 70 процентов.

Половинка должна быть сумасшедшей

— Когда у тебя появляется семья и дети, оставаться активным скаутом очень непросто. Наверное, просто нужно, чтобы твоя вторая половинка была такой же сумасшедшей, как и ты сам.

Моя жена Аня меня понимает, поддерживает. Этим летом вместе с ней и двум сыновьями были в лагере в Понемонцах почти десять дней. Ей понравилось. Она еще больше втянулась.

Я и старшего сына потихоньку привлекаю к скаутингу. Вожу его в лес. Он лазит по веревкам. Ему очень нравится.

Привлекают активностью, открытостью и доверием

— Скаутинг привлекает очень разных людей. Кого среди них больше, гуманитариев или технарей, сказать сложно. К какой категории я сам отношусь, затрудняюсь ответить. Ведь и я сам в жизни попробовал многое. Три сезона занимался дзюдо, даже выступал на международных соревнованиях. Отучился в Мире на гончара, занимался керамикой. Работал строителем. А потом переквалифицировался в энергетика.

Чем же скаутинг так привлекает? Наверное, романтикой лесных походов, поездок. Еще – изучением полезных вопросов: например, как выжить в лесу, как вести себя в критической ситуации, как оказывать первую медицинскую помощь. Такие знания очень полезны не только в лагере, но и повседневной жизни.

Есть и еще один важный фактор притягательности. Я убедился в том, то в компании скаутов царит особая атмосфера. Это мир полного доверия, в котором тебя всегда выслушают и, если нужно, помогут.

Руслан Ананьев

Оставьте комментарий

© YMCA Minsk, 2015