Кроты и совы учатся экстриму под Бобруйском

Уже много лет под Бобруйском скауты организовывают свои лагеря, чтобы научить детей и взрослых выживать в экстремальных условиях. А между этим важным делом — еще отдохнуть и повеселиться! В этом году скаутский лагерь расположился в живописном месте недалеко от Белого Берега. Журналисты «Коммерческого курьера» решили съездить к ним в гости и узнать, чем скаутские лагеря отличаются от обычных?

На входе в лагерь сразу видим первое отличие: скауты собственноручно соорудили красивые ворота, сверху красуется аббревиатура, сложенная из веток: YMCA.

— Знаменитую песню группы Village People с этим словом, думаю, слышал каждый. А в русском варианте это звучит как ХСВМ, то есть христианское содружество взрослых и молодых, — вводит нас в курс дела председатель организации YMCA в Бобруйске Александр Сапего. — Скаутское движение существует во многих странах мира, в Беларуси оно действует с 1989 года. Раз в пять лет скауты собираются не в обычном лагере, а в «джамбори» — как сейчас у нас. Такой лагерь только для опытных скаутов — самостоятельных молодых людей (хотя вместе со скаутами-родителями приехали несколько маленьких детей). Поэтому строгого распорядка у нас нет, каждый и без того достаточно ответственен.

Мы выходим на огромную солнечную поляну — это центр лагеря. Тут находится длинный обеденный стол и мачта, на которой висят четыре флага: белорусский, литовский, эстонский и еще один — особый флаг скаутов. Каждое утро возле мачты выстраивается линейка, проходит зарядка и это, пожалуй, единственный «строгий» пункт в расписании лагеря. Как комнаты в одной большой квартире, в разных сторонах от центра расположились небольшие палаточные группы. Неподалеку виднеются площадки для волейбола и футбола, но в эту жару скауты предпочитают отдыхать в теньке, нежели на солнце.

В этот раз в гости приехали скауты из Литвы (шестнадцать человек) и Эстонии (восемь человек). А вместе с белорусами получилось значительное число — больше шестидесяти человек.

— В тех палатках живут белорусы, здесь литовцы, там эстонцы, — проводит для нас экскурсию Александр. — А это место для скаутов, приехавших с семьей и маленькими детьми. Отдельно расположена кухня.

Удивительно, как из подручных средств, палок, веток скауты устроили для себя быт! Есть не только столы и скамьи, но и подвесные полки, все очень удобно и продумано.

— Сколько же времени уходит на такое обустройство? — интересуюсь я у местных поваров.

— Около двух дней, — рассказывает шестнадцатилетняя бобруйчанка Кристина Будник и добавляет, — сегодня у нас на обед будет рыбный суп. Вот в этом котле варится примерно сорок литров. Еще будет картошка, салат, блинчики… Любим сварить сгущенку. Но главное в такую жару — лимонад!

У каждого скаута — своя форма с отличительными знаками. Значки не даются просто так, их надо заработать! Для этого нужно пройти испытание. Например, нашивка «крот» торжественно вручается тому, кто сумел весь день (!) проходить с завязанными глазами. А нашивка «три пера» достается еще сложнее. Задание разделяется на три дня: в первый день скаут не должен съесть ни крошки, во второй день не сказать ни одного слова, а в третий — в одиночестве переночевать в лесу. Для последнего испытания можно взять с собой только три вещи, обычно выбор падает на спички, нож и какой-нибудь личный предмет.

— Вот это у меня нашивка «сова», — показывает свою форму бобруйчанка Александра Юревич. — Для того чтобы ее заработать, нужно не спать сорок восемь часов. После испытания я целый день проспала! А вот эта нашивка — «леди», для нее нужно было пройти особое посвящение. Но я не могу вам рассказать, какое. Это тайна только тех, кто посвящен!

В целом, впечатление от скаутского лагеря у нас сложилось такое: это не место для хлюпиков и неженок! Один из главных навыков скаута — он должен уметь выживать в экстремальных условиях. Поэтому даже дети тут знают, как переночевать в лесу, поставить палатку, разжечь костер и приготовить на нем еду, помнят десятки разных способов завязать веревку для всех возможных случаев и, если будет нужно, остановят кровь, наложат шину и приведут в чувство пострадавшего.

— Сегодня мы будем учиться спасать утопающего, — говорит Александр Сапего. — Самое главное, пожалуй, научить тому, как избавляться от захвата тонущего человека. Ведь утопающий так хватается за своего спасителя, что нередко утаскивает его за собой на дно. Бросаться в воду «на помощь» будем прямо в одежде, нырять тоже в ней — так более приближено к реалиям, и, конечно, сложнее.

А пока что на живописном тенистом пляже, на берегу которого расположился лагерь, беззаботно плескаются дети. Неподалеку взрослые ребята играют с малышами и следят за теми, кто воде.

— Поскольку в этот раз в лагере собрались только опытные скауты, строгого почасового распорядка и жесткой дисциплины у нас нет. Но за детьми, разумеется, все равно нужен присмотр, — говорит Александр.

Вечером того дня, когда мы были у них в гостях, у скаутов была баня. Разумеется, построенная собственными руками из подручных средств. Как такую сделать? Необходимо собрать большие ровные камни, накалить их на огне, а сверху установить что-то наподобие тента из водонепроницаемой ткани или пленки — и вуаля!

Уезжать из лесного лагеря в душный город, если честно, совсем не хотелось. Сам собой возник вопрос, а может ли взрослый стать скаутом? Как оказалось, любой может обратиться в «Вандроўнік» и записаться.

— Мы поняли, если хочешь экстрима — езжай в Беларусь! У нас скаутская жизнь в лагере проходит более спокойно, а у вас все так живенько, — поделилась впечатлениями четырнадцатилетняя участница из Эстонии Полина Афанасьева.

— Можно путешествовать по разным странам. Мы уже побывали в скаутских лагерях в Германии, Дании, Польше, — рассказывает семнадцатилетняя Аня Пурпурович из Литвы.

— Это самый лучший на свете отдых! — добавляет, не отвлекаясь от плетения косичек, двадцатилетняя гостья из Литвы Юлиана Рябенькая. — Это свобода от родителей, самостоятельность. Это знакомство с замечательными людьми! Мы ведь потом переписываемся, общаемся. Это особый стиль жизни! Мы уже не можем без леса и палаток. Это ведь так здорово!

Анастасия ТРУШНИКОВА
Фото Виктора ШЕЙКИНА

Еще больше фото смотрите здесь

Оставьте комментарий

© YMCA Minsk, 2015